Проведение очной ставки онлайн

Проведение очной ставки онлайн

Проведение очной ставки онлайн

Проведение очной ставки онлайн

Проведение очной ставки онлайн

Проведение очной ставки онлайн

Проведение очной ставки онлайн

Проведение очной ставки онлайн

проведение очной ставки онлайн

проведении очной ставки с Мирсановой Н.П Во время очной ставки Мирсанова Вопросы и ответы онлайн → Прочие уголовные дела. Очная ставка — следственное действие, в ходе которого проводится одновременный Заходите на сайт, чтобы посмотреть все значения. Следственное действие - очная ставка проводится для устранения существенных противоречий в показаниях 2-х лиц. О каких показаниях.

Event: Проведение очной ставки онлайн

Зеркало 1xbet 1хбет bk info160 online 477
Ставки на спорт sisx 331
1xbet почему не заходит 103
Отзывы о 1хбет 713
Онлаин кино 368

Факт применения указанных средств, их технические характеристики (вид средства, светочувствительность пленки и т.п.), а равно условия их применения (скорость звукозаписи, выдержка и т.п.) должны отражаться в протоколе допроса. Во избежание монтажа звуко- видеозаписи и киносъемки, в протоколе особо отражается факт приостановки применения этих средств, причина и длительности остановки. Материалы применения технических средств прилагаются к протоколу допроса и хранятся при деле. В качестве вспомогательного средства фиксации допроса может применяться стенографирование (ч. 2 ст. ). Стенограмма также прилагается к протоколу допроса и хранится при деле. Но она, будучи высокоэффективным средством отображения хода и результатов допроса, все же не заменяет протокола. § 2. Очная ставка. Понятие очной ставки, основания ее проведения и доказательственное значение. Очная ставка – это производимый с соблюдением предусмотренной законом процедуры одновременный допрос двух лиц, в показаниях которых имеются существенные противоречия, имеющий целью выяснение их причин: выявление ошибки, или опровержение лжи. Не любые, а лишь существенные противоречия в показаниях требуют проведения очной ставки. Таковыми являются противоположное по содержанию освещение обстоятельств предмета доказывания (ст. 73), числа и роли соучастников и другие противоречия, которые могут повлиять на конечные выводы следователя. Не единообразно трактуют ученые и практики цель очной ставки. Нельзя считать, что она состоит в устранении противоречий в показаниях (такого представления придерживается более половины опрошенных следователей), ибо согласование позиций в случае, когда правдивый участник переходит на позицию лгущего, не приблизит следователя к истине, а отдалит от нее. Будучи самостоятельным следственным действием, очная ставка отличается от допроса своей более сложной структурой: при ее проведении следователь воспринимает одновременно показания двух лиц и сопоставляет их между собой, чего нет при допросе, который ограничен лишь истребованием информации от допрашиваемого. Отличается она и от предъявления для опознания тем, что ее целью является не отождествление лица, а выявление причин противоречий в показаниях. Очная ставка – это действие проверочного характера: она производится в ситуации, когда уже получены доказательства – два показания и они требуют проверки. Причинами противоречий в показаниях может быть как добросовестное заблуждение, так и сознательная ложь одного или двух допрашиваемых. Очная ставка проводится тогда, когда следователь располагает данными о возможности преодоления существенных противоречий в показаниях двух лиц. Если эти противоречия можно исследовать иным более простым путем (например, дополнительным допросом лиц, дающих противоречивые показания), необходимость в очной ставке отсутствует. Очной ставке обязательно предшествует допрос этих лиц, в ходе которого и обнаруживаются существенные противоречия. До такого допроса очную ставку проводить нельзя. К сожалению в практике наблюдается формальный подход к очной ставке. Некоторые следователи проводят ее, чтобы избежать упрека в том, что остались не исследованными противоречия в показаниях, но не используют заложенные в ст. УПК возможности, чтобы приблизиться к правильной оценке противоречий. В таких случаях следователь пассивно констатирует в протоколе лишь тот факт, что ее участники остались на прежних позициях и не побуждает каждого к дополнительной аргументации правильности своих показаний и к опровержению или критике показаний другого участника, что могло бы способствовать выяснению причин противоречий. Неправомерными являются и такие приемы, как проведение очной ставки при отсутствии противоречий в показаниях, рассчитанное на то, что колеблющийся участник очной ставки, под влиянием второго, укрепится в своей позиции. Не будет очной ставкой и прием, когда вместо второго участника лицу демонстрируют аудиозапись его показаний, равно как и прием, при котором одного из участников очной ставки, после того, как он в общей форме подтверждает нужный следователю факт, удаляют, а затем начинается «работа» с оставшимся участником. Доказательственное значение очной ставки состоит в том, что в результате ее проведения следователь получает показания, проливающие свет на причины существенных противоречий в двух ранее данных показаниях и способствующие их правильной оценке. В силу требований непосредственности протокол очной ставки сам по себе самостоятельным доказательством не является, а служит лишь формой сохранения показаний, данных по поводу противоречий участниками очной ставки. Процессуальный порядок проведения очной ставки. Участники очной ставки, это в первую очередь лица, в показаниях которых имеются существенные противоречия: свидетели, потерпевшие, подозреваемые, обвиняемые (в любых сочетаниях). Помимо следователя и этих лиц в очной ставке могут участвовать и те, кто вправе быть участниками обычного допроса (прокурор, начальник следственного отдела, защитник, адвокат- представитель потерпевшего и свидетеля). Их функции и полномочия те же, что и при допросе. Перед очной ставкой необходимо разъяснить участникам смысл следственного действия, т.к. он не всегда им понятен, изложить их права и предупредить свидетеля и потерпевшего, привлеченных к очной ставке, об ответственности за отказ от дачи показаний и дачу ложных показаний. Непосредственно очная ставка начинается с вопроса лицам, чьи показания исследуются: знают ли они друг друга и в каких отношениях между собой находятся. Эти сведения необходимы для последующей оценки результатов очной ставки. После этого им предлагается дать показания по тем обстоятельствам, для выяснения которых производится очная ставка. При этом сложная тема очной ставки может быть поделена на отдельные, по очереди исследуемые части. Для более глубокого исследования причин противоречий следователь вправе, после изложения участниками их позиций, задать каждому вопросы. Ставя их, следователь должен оставаться объективным и не демонстрировать своего большего доверия к показаниям одного из участников (впоследствии они могут оказаться ложными). Закон позволяет и участникам очной ставки с разрешения и под контролем следователя задать вопросы друг другу. Контроль следователя за взаимной постановкой вопросов призван предотвращать встречающуюся в практике чрезмерную конфликтность очной ставки. Поскольку, как показывает практика, участники очной ставки нередко изменяют свою первоначальную позицию по спорному вопросу, либо заявляют об отказе от показаний, закон представляет следователю возможность продемонстрировать им противоречивость занятой позиции и предложить ее объяснить. Для этого следователь вправе огласить протоколы прежних показаний, а также воспроизвести их аудио- и видеозапись и киносъемку. Но для того, чтобы этот прием не был использован для давления на участника, дающего «нежелательные» показания, закон допускает возможность оглашения первоначальных показаний, только после того, как этот участник дал свои показания на очной ставке (и, добавим, после того, как эти показания занесены в протокол), либо отказался дать показания УПК РФ внес новый элемент в процедуру очной ставки: следователь вправе не только оглашать прежние показания, но и предъявлять ее участникам вещественные доказательства и документы. Реализация этого предписания не должна превращать очную ставку в допрос того лишь участника, которому предъявляется доказательство, при фактической отключенности второго от участия в следственном действии. Предъявление доказательств оправдано, когда они так или иначе касаются противоречий в показаниях, исследуемых на очной ставке, и когда ознакомление участников с ними активизирует ход очной ставки, помогает более полному определению причин противоречий. Закрепление хода и результатов очной ставки, осуществляется путем протоколирования. Практика выработала различные формы протокола очной ставки. В одних случаях он выполняется «в строчку», когда показания участников записываются одно после другого, как это предусмотрено приложением 63 к УПК. В других случаях лист протокола вертикальный чертой делится на две части и в каждом столбце фиксируются показания соответствующего участника. Каждая форма имеет свои достоинства и недостатки, но при любой форме должны быть отображены все необходимые сведения о ходе и результатах очной ставки. В протоколе указываются участники очной ставки, отмечается факт разъяснения им прав и обязанностей, соблюдение других требований общего характера (ст. УПК). Из протокола должно быть видно – какие вопросы были заданы каждому участнику, каким был его ответ, какие вопросы они задали друг другу и каковы ответы на них. Вопросы и ответы записываются в той очередности, в какой они ставились и освещались. По составлению протокола допрашиваемые лица подписывают не только свои показания, но и каждую страницу протокола, а также протокол в целом, удостоверяя этим процедуру, в которой протекала очная ставка и ее результаты. Они, при этом, вправе внести в протокол свои дополнения и поправки. Ход и результаты очной ставки могут также фиксироваться с помощью аудио- и видеозаписи, способных, в отличие от протокола, отобразить реальную атмосферу очной ставки. В этом случае в протоколе фиксируется факт предупреждения участников о применении технических средств, приводятся требуемые законом сведения о технических средствах (ч. 5 ст. ), а сами записи приобщаются к протоколу очной ставки и хранятся при деле. § 3. Контроль и запись переговоров. УПК определяет контроль телефонных и иных переговоров как прослушивание и запись переговоров путем использования любых средств коммуникации, осмотр и прослушивание фонограммы (п. ст. 5 УПК). Эта, несколько расплывчатая, формула не проясняет познавательного значения данного приема. В процессуальной литературе не сложилось единого взгляда на сущность контроля и записи переговоров. Уголовно-процессуальный закон ( УПК) регламентирует данное действие в главе 25 УПК, наряду с обыском и выемкой, вследствие чего ряд исследователей видят в нем новое следственное действие. Другие же ученые разделяют высказанное автором суждение1 о том, что при контроле переговоров отсутствует определяющий признак следственного действия – непосредственное извлечение следователем доказательственной информации из соответствующего источника и ее закрепление, поскольку следователь сам переговоры не прослушивает и не фиксирует2. Также обращается внимание на совпадение требований, регламентирующих контроль переговоров, в УПК РФ и прослушивание переговоров в п. 9 ст. 6 Закона об ОРД, что свидетельствует об одинаковой природе указанных действий. Кроме того, следователь, вправе организовать прослушивание телефонных переговоров за рамками ст. УПК. Согласно п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК и ч. 3 ст. 7 Закона об ОРД он может поручить проведение прослушивания оперативному органу и в этом случае речь явно идет не о следственном, а об оперативно-розыскном мероприятии. Следователь также вправе истребовать от оперативного органа материалы прослушивания, независимо от того, проводилось ли прослушивание и запись в качестве следственного действия или оперативно-розыскного мероприятия, оперативный же орган и в том и в другом случае представляет 1 Шейфер С.А. Следственные действия. Система и процессуальная форма. М.: Юрлитинформ. С. 2 См. Петрухин И.Л. Теоретические основы реформы уголовного судопроизводства в России. Ч. 1. М.: Проспект, С. ; Баев Л.О., Баев О.Я. УПК РФ г.: достижения, лакуны, возможные пути заполнения и разрешения последних. Воронеж: ВГУ, г. С. ; Солодов Д.А. Процессуальные и тактические решения следователя (сущность, проблемы оптимизации принятия). Воронеж: ВГУ, С. 36, фонограмму следователю со своим сопроводительным документом (ст. УПК, ст. 11 Закона об ОРД). Из сказанного следует, что предусмотренный ст. УПК контроль и запись переговоров – это типичное оперативно- розыскное мероприятие. Но, с другой стороны, УПК РФ содержит и несовпадающие с Законом об ОРД, правила контроля и записи переговоров и признает полученную в результате этого информацию доказательством по делу, что несколько сближает данный познавательный прием с другими следственными действиями. Уголовно-процессуальный закон предусматривает возможность контроля и записи не только телефонных, но и иных переговоров. К последним относятся переговоры с использованием радио и других переговорных устройств (мобильные телефоны, пейджинговая связь, телетайп, электронная почта). Но нельзя считать, что «иные переговоры», это любой диалог, который люди ведут в обычной для них обстановке, не применяя технических средств, т.е. дома, на работе, в транспорте и т.д. В то же время, указанное действие может иметь различные цели. В одном случае оно направлено на получение информации, имеющей значение для расследования и раскрытия тяжкого или особо тяжкого преступления, содержащейся в телефонных переговорах, которые подозреваемый, обвиняемый и другие лица ведут между собой. «Другими» могут быть лица, из числа родственников и близкого окружения обвиняемого и подозреваемого, а также лица, находящееся с ними в криминальных связях. Однако, как правильно отмечено в литературе, недопустим контроль переговоров между защитником и подзащитными1. В этом случае оказалось бы нарушенной охраняемая законом профессиональная тайна адвоката (п. 3 ч. 3 ст. 56), раскрыта линия защиты, что фактически подрывало бы состязательное построение процесса. 1 Ковтун Н.Н. Судебный контроль в уголовном судопроизводстве России. cgarchive.ruод: НПА, С. , Вторая цель – защита потерпевших, свидетелей, их родственников и близких от угроз совершения в отношении их преступлений, осуществляемая посредством изобличения лиц, высказывающих в контролируемых переговорах такие угрозы, а также раскрытие этих преступлений. Контроль переговоров является существенным ограничением конституционного права граждан на тайну переговоров, которое допускается лишь на основании судебного решения (ст. 23 Конституции РФ). Поэтому правовая регламентация контроля переговоров призвана определить пределы вмешательства в личную жизнь. Различие в целях контроля обусловило и различие в основаниях его проведения. В первом случае для получения разрешения суда следователь должен иметь достаточно веские основания предполагать, что в телефонных переговорах подозреваемого, обвиняемого и других лиц могут содержаться сведения, имеющие значение для уголовного дела (ч. 1 ст. УПК), и на этом основании возбудить перед судом ходатайство о прослушивании. Ходатайство облекается в форму постановления, согласованного с прокурором, и должно содержать развернутую информацию, определяющую фактические основания и пределы ограничения тайны телефонных и иных переговоров. Указывается дело, в ходе расследования которого необходимо осуществить контроль переговоров, основания контроля (имеющиеся в деле доказательства), данные о лице, переговоры которого будут контролироваться и фиксироваться, срок в течение которого предполагается осуществлять контроль (он не может превышать шести месяцев), а также наименование органа, которому получается техническое осуществление контроля и записи. Во втором случае основанием для прослушивания телефонных переговоров потерпевшего, свидетеля, их близких является заявление этих лиц о том, что по телефону подозреваемый, обвиняемый или лица из их окружения высказывают в их адрес угрозы совершения насилия, или других преступных действий с тем, чтобы побудить их отказаться от изобличающих показаний, либо передать вымогателям какие-либо ценности, совершить в их интересах какие-либо действия и т.д. При таких обстоятельствах согласия суда на контроль и запись переговоров не требуется ибо указанные лица высказали свое согласие на прослушивание. Свое решение о прослушивании следователь, с согласия обратившихся к нему лиц, оформляет мотивированым постановлением. Однако если потерпевший, свидетель, близкие им лица с таким заявлением не обращаются, но в тоже время имеются данные о том, что угрозы вымогательством, совершением других преступных действий, высказываемые при переговорах, могут быть зафиксированы и послужить уликами, способствующими успеху расследования, следователь вправе проявить инициативу в установлении контроля. В этом случае он, также с соблюдением указанных выше требований закона, возбуждает перед судом ходатайство о даче разрешения на контроль и запись переговоров. Свое постановление, либо разрешение суда следователь направляет в соответствующее подразделение ФСБ или МВД, которые осуществляют прослушивание. В течение всего срока контроля следователь вправе истребовать фонограмму для ее осмотра и прослушивания. Но подразделение, осуществляющее контроль и запись, вправе и по своей инициативе представить фонограмму следователю. Она направляется ему в опечатанном виде с сопроводительным письмом, в котором должны быть указаны даты и время начала и окончания записи переговоров и краткая характеристики использованных при этом технических средств. Непосредственное восприятие сведений, зафиксированных в фонограмме, осуществляется следователем путем ее прослушивания после осмотра фонограммы. При осмотре и прослушивании участвуют понятые, при необходимости специалист а также, как об этом сказано в ч. 7 ст. , лица, чьи переговоры записаны (возможно оба участника переговоров). Из контекста этой нормы следует, что привлечение этих лиц к прослушиванию фонограммы не является обязательным. Это представляется правильным. Преждевременное придание этому оперативному, и негласному по существу, мероприятию открытого характера, т.к. осведомление лиц, ведших переговоры, о том, что их содержание известно следователю фактически представляло бы собой разглашение данных предварительного следствия, способное серьезно осложнить ход расследования. К тому же содержание переговоров позже, в момент ознакомления с делом, станет известно обвиняемому, если он был участником переговоров, что даст ему возможным оспаривать достоверность результатов прослушивания. При таком положении привлечение к прослушиванию лиц, чьи переговоры записаны, целесообразно лишь в ситуации, сходной с предъявлением доказательств при допросе: участники переговоров могут пояснить их содержание (например, убедить следователя в том, что произнесенные ими слова не имеют отношения к делу), т.е. способствовать определению их относимости (либо неотносимости). Эти пояснения (они же замечания) данные лица могут согласно закону, изложить в протоколе об осмотре и прослушивании фонограммы (в этой части протокол будет несколько напоминать протокол допроса). В протоколе также излагается внешнее состояние фонограммы, факт прослушивания, указываются присутствующие при этом лица. Главное содержание протокола – дословное изложение той части фонограммы, которая по мнению следователя имеет отношение к расследуемому делу, т.е. содержит доказательственную информацию; остальные части фонограммы в протоколе не воспроизводятся. Если относящихся к делу сведений при прослушивании не выявлено, этот факт также отражается в протоколе. Участвовавшие лица могут изложить свои замечания к протоколу отдельно и тогда они приобщаются к протоколу. Результатом контроля может оказаться распечатка словесных сообщений, посланных на пейджер, переданных по электронной почте, телетайпу, копии отправленных факсов. Содержание этих сообщений также фиксируется в протоколе. Если звукозапись переговоров проводилась соответствующими органами в качестве оперативно-розыскного мероприятия, предусмотренного ст. 6
© ФГАУ ГНИИ ИТТ "Информика"
Источник: [cgarchive.ru]
проведение очной ставки онлайн

2 thoughts to “Проведение очной ставки онлайн”

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *